«Пыталась что-то сказать, а меня считали истеричкой»: в Уфе скончался малыш, который родился весом в 670 граммов

По мнению родителей, ребенок умер из-за несовершенства медицинской сферы в республике Инга НОВИЦКАЯ Самое тяжелое, что может произойти с родителями – когда твой ребенок умирает, а ты не знаешь, как ему помочь.

По мнению родителей, ребенок умер из-за несовершенства медицинской сферы в республике Инга НОВИЦКАЯ

Самое тяжелое, что может произойти с родителями – когда твой ребенок умирает, а ты не знаешь, как ему помочь. Когда врачи разводят руками и говорят: «Ничего нельзя было сделать». Пару дней назад в редакцию «Комсомольская правда-Уфа» обратились Андрей и Лидия (здесь и далее имена изменены – ред.): их четырехмесячный сын, который родился на 28 неделе беременности весом всего 670 граммов, находился в тяжелом состоянии в реанимации, и отчаявшиеся родители искали пути его спасения. На момент, когда готовился материал, пришла печальная новость – ребенок умер. И хотя родители не видели больше смысла в статье, мы все же решили опубликовать этот материал – в память о маленьком мальчике, который очень хотел жить. Чтобы обратить внимание на проблему, с которой может столкнуться любой родитель в Башкирии – отсутствие возможностей для должного ухода и реабилитации недоношенных детей.

Первые несколько недель мальчик провел в реанимации, под неусыпным присмотром врачейФото: Олег ЗОЛОТО

«РЕБЕНОК ЗАДЫХАЕТСЯ. СРОЧНОЕ КЕСАРЕВО»

Радостную новость, что они скоро снова станут родителями, супруги узнали в конце 2018 года. Несмотря на возраст (Лидии 43 года – ред.), безоговорочно было принято решение рожать.

- До 20 недели беременность протекала отлично, все показатели, анализы – все было в норме, - вспоминает женщина. – А потом стало подниматься давление, мучали отеки. Я даже не могла ходить на работу, потому что не налезала обувь. Но в женской консультации со мной никто не хотел связываться. Когда видят женщину в возрасте, с проблемами, от нее все стараются избавиться, чтобы снять с себя любую ответственность. У меня был гестоз, а мне ставили гипертоническую болезнь и отправляли к терапевту. Я приходила в поликлинику, сидела в очереди с чихающими и кашляющими пациентами. А когда заходила в кабинет, врач удивлялся – почему я пришла, ведь у меня нет гипертонии, и я должна лечиться именно в женской консультации. Меня несколько недель просто «футболили» из одного медучреждения в другое.

Лидии все же удалось выбить направление в стационар, и на 27 неделе ей сделали УЗИ и доплер. Результаты были неутешительными.

- На УЗИ врач увидел, что ребенок уменьшился в размерах. То есть он не просто стал медленнее развиваться, а сильно похудел. А после доплера мне заявили: все, плацентарного кровотока нет, ребенок задыхается. И меня срочно отправили на скорой в перинатальный центр на экстренное кесарево сечение.

Врачи предупреждали родителей, что могут быть кризы, но малыш справилсяФото: Олег ЗОЛОТО

ВРАЧИ СОТВОРИЛИ НАСТОЯЩЕЕ ЧУДО

- В РПЦ мне сначала кололи препараты, чтобы подготовить легкие ребенка, но ждать было нельзя. Малыш задыхался, и на счету была каждая минута. Конечно, на таком сроке шансы были маленькие. Мне предлагали стимуляцию, но я отказалась, заявив: если есть хоть какой-то шанс – режьте, - вспоминает Лидия. – Операцию проводил лучший из хирургов: команда сработала прекрасно, спасибо им за это огромное. Утром 11 апреля на свет появился наш сын Олег…

Малыш появился совсем крохотным, размером с ладошку и весом всего 670 граммов – но живым. Удивительно, но в тот же день в перинатальном центре родилась еще одна недоношенная девочка – и тоже благодаря слаженной работе и профессионализму врачей ее удалось спасти.

- Когда родился сын, врачи нас не обманывали и не тешили надеждами. Нас сразу предупредили, что будет несколько кризисов, и если ребенок их переживет – будет жить. Первое время Олег был на ИВЛ, а потом его подключили к аппарату высокочастотной струйной вентиляции легких. Очень тяжело было смотреть на него – такого маленького, слабого, беззащитного, всего в трубочках и датчиках. Но он старался дышать сам, боролся за свою жизнь.

Через две недели малыша отключили от ИВЛ, оставив лишь кислородную поддержку. На удивление, все серьезные диагнозы недоношенных – ретинопатия (отслойка) сетчатки, пороки сердца, нарушение мозгового кровообращения - все это обошло младенца стороной. Но была бронхолегочная дисплазия (когда часть легочной ткани заменяется соединительной), и ребенок нуждался в постоянном контроле и кислородной поддержке.

Врачи удивлялись, как быстро ребенок растет и набирает весФото: Олег ЗОЛОТО

«МЕНЯ СЧИТАЛИ ИСТЕРИЧКОЙ, КОТОРАЯ НАГНЕТАЕТ ПАНИКУ»

Поскольку угроза жизни маленькому Олегу миновала, его вместе с мамой готовили к переводу в отделение патологии недоношенных, где бы он спокойно набирал вес, готовясь к выписке. В этот момент как раз многие роддома стали закрываться на помывку, и в какой-то момент Перинатальный центр оказался попросту переполненным.

- Нам стали осторожно предлагать перевод в другую детскую больницу. Мол, вы же так хорошо набираете вес, так подросли, плюс в той больнице вас будут наблюдать разные специалисты. Чуть окрепнете – и сразу домой, - вздыхает Лидия. – Я внутренне сопротивлялась, словно предчувствовала беду. Но выбора у меня не было, и я подписала документы на перевод.

Сердце матери не зря тревожилось: уже на второй день Олегу стало резко хуже. Врачи, наблюдавшие ребенка, решили, что он уже практически здоров, поэтому сняли с него все датчики, переложили и кювеза в открытую люльку, отменили кормление через зонд.

Олег изо всех сил старался дышать самостоятельно и его сняли с ИВЛФото: Олег ЗОЛОТО

- Когда сына впервые накормили через соску, он едва не задохнулся от такого напора молока. Я видела, что Олегу стало тяжело дышать. Он постоянно плакал – к стрессу от смены обстановки добавились кишечные колики, еще и паховая грыжа вылезла, - едва сдерживая слезы вспоминает Лидия. – Когда сын напрягался и кричал, то начинал синеть, но врачи этого не видели. Я пыталась что-то сказать, обратить их внимание, а меня считали истеричкой, которая нагнетает панику.

В какой-то момент женщина умолкает, пытаясь собраться и не расплакаться. За руку Лиду держит ее супруг, который тоже выглядит обессиленным: уже четыре месяца мужчина практически не спит, переживая за своего долгожданного сына.

- Это так страшно, когда твой тяжело больной ребенок часами, сутками кричит у тебя на руках. А ты в этот момент одна и не знаешь, что делать, как ему помочь, - признается Лида. – Ребенок синеет, умирает. Ты видишь, как падают его показатели, а в ответ на твои мольбы о помощи – никто не реагирует. Я думала, что сойду с ума – у меня не было возможности поесть, сходить в туалет, сцедить молоко… Ощущение безысходности, депрессия, страх – в таком аду я прожила несколько недель, а потом, когда сыну исполнилось 4 месяца, нас просто выписали.

ПРОСТО ВЫПИСАЛИ ДОМОЙ

Такое решение врачей стало настоящим ударом для родителей Олега. И хотя малыш до сих пор нуждался в кислородной поддержке, в выписке четко было прописано – ребенок не является кислородозависимым, его вес уже 3 килограмма, а значит, в больнице ему делать нечего.

- 8 августа нас отправили домой. Удивительно, моего сына, который, по мнению врачей, прекрасно дышал самостоятельно, везли в реанимобиле, подключенным к датчикам и кислородному баллону. Нам пришлось в спешке искать кислородный концентратор, иначе бы ребенок задохнулся в первые же сутки, - говорит Андрей.

Родители убеждены, что их сына слишком рано отключили от кислорода и отправили домойФото: Светлана МАКОВЕЕВА

А дальше произошло то, чего так боялись родители: Олег продолжал синеть, кашлять и задыхаться. Молоденькие девушки-педиатры, которые приходили на патронаж, удивлялись и разводили руками.

- Ну а что они могли поделать, если им даже не приходилось сталкиваться с такими детьми, - с горечью признает отец. – Нам нужен был неонатолог, который знает, что такое недоношенный ребенок и как правильно за ним ухаживать. И хотя по свидетельству о рождении Олегу уже было 4 месяца, его состояние и вес были, как у новорожденного. И медицинская поддержка должна была быть соответствующей.

«ИЗНАЧАЛЬНО РОДИЛСЯ НЕЖИЗНЕСПОСОБНЫМ»

Дома Олег пробыл всего десять дней. В ночь на 18 августа малышу стало резко хуже: он отказывался от еды, стал вялым. А утром Лида увидела, что ему совсем плохо, и вызвала скорую. Пока скорая ехала, у Олега случился приступ апноэ – и ребенок просто перестал дышать.

Дома малыш пробыл всего 10 дней, после чего попал в реанимациюФото: Олег РУКАВИЦЫН

-К счастью, мы знали, что нужно делать и спасли сына – кислород на максимум, растирание сердца. Потом Олега на скорой увезли в реанимацию в ту же больницу, откуда мы выписались. И сейчас он до сих пор там. Я думала, что сына хотя бы положат в реанимацию при отделении патологии новорожденных, но нет. Это была обычная детская реанимация, где не было ни одного неонатолога… Сегодня ночью нас вызвали прощаться с сыном… - Лида замолкает на секунду, сдерживая накатывающиеся слезы. – Сказали, что он исчерпал все свои жизненные ресурсы, что он изначально родился нежизнеспособным…

- Если бы он был нежизнеспособным, как бы Олег смог дожить до четырех месяцев, набрать прилично вес, выправить все показатели? Почему сейчас все просто стараются снова свалить всю ответственность от нас – что мы не уследили за ребенком, заразили его, переохладили? Почему никто не хочет просто признать факт, что нас выписали домой, не удостоверившись, что ребенок сможет обходиться без медицинской помощи? - задается вопросом отец малыша.

Олега поместили на ИВЛ, в его карточке, помимо, бронхолегочной дисплазии, появился диагноз «вирусная пневмония», а также цитомегаловирус – «подарок» после многочисленных переливаний крови.

После вмешательства родителей, все же был собран консилиум врачей, на котором кардинально поменяли тактику лечения – и состояние ребенка улучшилось. Два дня малыш находился в крайне тяжелом, но относительно стабильном состоянии, и у родителей теплилась надежда, что снова произойдет чудо.

- Когда я к нему зашла, сын сразу услышал и отреагировал на мой голос. На глазах появились слезы, а потом он сжал мой палец, хотя до этого он лежал, как маленькая резиновая кукла… Пока нам остается молиться, чтобы Олег выжил, а потом вся наша борьба начнется заново, - говорит Лидия.

Вот только чуда не произошло. 22 августа, пока готовился материал, отец мальчика сообщил, что сердце его сына перестало биться. Организм ребенка не выдержал перепадов уровня кислорода в крови, и даже новая тактика лечения оказалась бессильна.

К сожалению, лечение было выбрано слишком поздно, и ребенок умерФото: Алексей БУЛАТОВ

- Самое ужасное, что у нас нет в республике реабилитации недоношенных детей. Они рождаются, их спасают, а потом выписывают домой с галочкой «жив». И никого не волнует, что ребенок может умереть на следующий день, потому что все списали с себя ответственность. Еще в ОПН ребенка должны были стабилизировать, убедиться, что он дышит сам, или хотя бы обеспечить поддержку дома. Чтобы нас осматривал именно неонатолог, а не молоденький педиатр, которая в принципе не имеет отношения к глубоко недоношенным детям. Проблема не в конкретной больнице, а в общем устройстве медицинской сферы в Башкирии, где нет подходящих условий за уходом и лечением таких детей. Сваливать всю ответственность на родителей – безрассудно, потому что иногда заметить ухудшение может только специалист, - не могут сдержать своих эмоций Лида и Андрей.

«КП-Уфа» приносит искренние соболезнования родителям умершего малыша.

ИСТОЧНИК KP.RU

Последние новости

В Кигинском районе обсудили вопросы подготовки к выборам

Председатель территориальной избирательной комиссии муниципального района Кигинский район Республики Башкортостан Айдар Гайфуллин принял участие в совещании глав и управляющих делами администраций сельских поселений района.

На прием к судебному приставу

Заместитель главного судебного пристава Республики Башкортостан Эльвира Янбердина проведет выездной прием граждан.

В Верховном Суде Республики Башкортостан состоялась процедура приведения к присяге мировых судей

Сегодня в Верховном Суде Республики Башкортостан состоялась церемония принесения присяги впервые назначенными на должность мировыми судьями региона.

Card image

Предположение, что российскую валюту тянут вниз проблемы с конвертацией индийских рупий

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *